Глава восемнадцатая - Война Греха. Книга третья: Скрытый Пророк - Литература - Статьи - Diablo III
Главная InDiablo Wiki Галерея Видео Статьи Файлы Форум
Русское сообщество фанатов Diablo 3

Размещено: 02.06.2012 Просмотров: 1237 Добавил: D@mmy
Глава восемнадцатая
Ахилий ни секунды не колебался, прежде чем отправиться на разведку ради своих друзей. Его существование – если таковым можно было назвать мучительное страдание, которое он претерпевал,– не могло продлиться долго. Было важно, чтобы выжили другие…чтобы выжила Серентия.

Ульдиссиан был так отвлечён другими делами, что охотнику было нетрудно улизнуть из места, где он скрывался. Высокая трава укрывала его хорошо, а мягкая почва исключала возможность и без того маловероятных звуков, которые могли создавать его ботинки.

Как всегда, он был со стрелой наготове. Колчан был полон. Это было единственным полезным подарком, который ангел даровал ему: нескончаемый запас острых и, некоторым образом, магических стрел. Хотел бы Ахилий, чтобы у него была возможность возблагодарить вероломного ангела – обоих ангелов, которые использовали его,– сумев пустить несколько стрел в то, что служило им сердцами.

Но сейчас его заботило только, чтобы стрелы оказались полезными против того, что таилось здесь.

А луга определённо что-то скрывали. Инарий непременно приготовил какую-нибудь уловку, которая должна была измотать Ульдиссиана перед настоящей конфронтацией. По крайней мере, такое впечатление сложилось у Ахилия о Пророке.

К этому времени он уже далеко ушёл от лагеря, но до сих пор он обратил внимание лишь на одно необычное явление – тревожное отсутствие какой-либо дикой жизни. Ахилий не только не наткнулся на кроликов, кошачьих или других крупных зверей, но также не было ни одной птицы и, судя по полнейшей тишине, даже ни одного насекомого. Жители лугов предпочли убежать, и это не сулило ничего хорошего.

Не осталось и ничего, что можно было бы назвать ветерком. Он дул, когда Ахилий только выступил, но со временем дуновение становилось всё тише и тише, и дошло до того, что натренированный глаз с трудом различал колыхание травы.

Ахилий замер. Он вдруг заметил, что один участок травы впереди колеблется в противоположную сторону по сравнению с остальной травой. Никакой ветер не мог вызвать такое.

Он поднял лук, подозревая, что странное движение означало, что что-то пробиралось через траву. Это могло быть животное такое же сильное, как одна из лесных кошек, но Ахилий сомневался в этом. Большинство животных убегали, почуяв его, остро воспринимая присущую ему противоестественность.

Но если это было не животное, то ему на ум приходило только одно – какой-то демон.

Стоя неподвижно, как скала, Ахилий ждал. Трава продолжала странно колыхаться, но ничто не показывалось.

Наконец начиная выходить из терпения, охотник сделал шаг вперёд. Он мгновенно заметил какое-то оживлённое движение у ближайших растений. Ахилий снова остановился и поднял лук.

И снова его ждало разочарование. В детстве Ахилий слышал выражение «терпение мертвеца», но теперь ему довелось узнать, что для него оно было несправедливо. Даже воля охотника имела свои пределы, и он достиг этих пределов уже очень давно. В самом деле, мёртвое состояние сделало его ещё более нетерпеливым, чем он был при жизни.

Всё ещё держа лук наготове, Ахилий в конце концов направился вперёд. К его удивлению, в точке, в которой он ждал, что кто-то прячется, не нашлось ничего. Ни зверя. Ни демона. Почти как если бы трава двигалась по своей воле.

Хмурясь, светлокудрый лучник потёр покрытую грязью щёку. Его инстинкты – и, возможно, то, что сходило ему за способности эдирема, – были такими же сильными, как если бы он всё ещё дышал, и они уверяли его в том, что что-то не так. Но что именно было не так, определить было невозможно.

Ночная пора беспокоила его меньше, чем Мендельна или Ульдиссиана. У молодого Ахилия всегда было исключительное ночное зрение. После смерти оно только обострилось. Он педантично осматривал область в поисках намёка на угрозу, которая, как он чувствовал, без сомнения окружала его.

Его внимание привлёк маленький тёмный объект, торчащий из травы слева от него. Положив лук рядом с собой,– но держа пальцы возле него,– Ахилий свободной рукой потянул за объект. Трава густо оплела его, оплела так сильно, на самом деле, что он чуть не разорвал то, что пытался вытащить.

Рассердившись, Ахилий отнял ладонь от лука и выхватил нож. Трава плохо резалась, но в конце концов ему удалось справиться с ней.

Это было искалеченное тельце чёрной птицы. Тельце было едва не раздавлено, и трава так сильно оплела тело, что голова и крылья были чуть ли не отделены.

Ахилий рассудил, что смерть настигла птицу не далее как день назад. Если бы по обыкновению поблизости были мухи, тело оказалось бы в худшей форме. Ахилию стало не по себе оттого, что до сих пор ничто не пришло покормиться падалью. Он ворочал птицу, пытаясь определить, что убило её. Кроме густо оплетённой травы, не было никаких признаков чего-либо, что могло бы нанести раны.

Он напрягся. Удерживая взгляд на мёртвой птице, он медленно опустил труп на землю. В то же время Ахилий поднёс руку с ножом к раскрытой ладони. Он перекинул клинок в другую руку и начал тянуться за луком.

Его пальцы так и не достали до него. Его запястье было схвачено, и то, что оплело его, затянулось так сильно, что остановило бы кровоток у живого человека.

Ахилий развернулся и опустил нож. Острое лезвие вонзилось глубоко в траву.

Его вторая ладонь освободилась, трава, оплетшая запястье, отпала и стала извиваться на земле. Охотник потянулся за луком…

Трава кинулась на него со всех сторон. Она оплела его руки, словно сотня змеиных колец. Ахилий умудрился перерезать ещё несколько стеблей, но его связанная ладонь уже не могла дотянуться до остальных.

Вдруг трава под ним пришла в движение. Земля стала мягкой, и, к своему ужасу, Ахилий начал погружаться.

«Только не снова! Только не снова!» Он с содроганием вспомнил щупальца демона в лесу и как он в один момент был уверен, что существо затянет его под землю. Вместо этого оно пожелало разорвать его на части, но эта судьба – понятное дело, более предпочтительная для него – не могла ждать его здесь.

И пока пытался удержаться на поверхности, охотник понял, что это был не единичный случай. Он обнаружил часть стратегии Пророка. Ангел намеревался украсть всю надежду у Ульдиссиана к моменту, когда они сойдутся друг с другом в поединке. Вероятно, по всем лугам были скрыты ещё такие страшные точки – возможно даже, с разными ловушками.

Нога Ахилия погрузилась в мягкую вывороченную почву. Он попытался высвободиться не только ради себя самого, но и ради друзей.

Ради Серентии…

Но хотя лучник сражался за пределами возможностей смертных, он ничего не мог поделать: вторая нога последовала за первой, и вот он уже был по пояс в земле. Тогда ему ничего не оставалось, кроме как дожидаться своей участи.

Пустая рука следующей ушла под землю. Ахилий ворочал ножом, пытаясь освободить оставшееся запястье. Острое лезвие перерезало несколько стеблей, и наконец Ахилий смог лучше управлять рукой. Он быстро разрезал оставшуюся траву вокруг запястья.

Ладонь освободилась. Приложив нечеловеческие усилия, охотнику удалось ослабить захват предплечья. К несчастью, вторая рука была полностью под землёй и крупные длинные листы уже тянулись к его горлу. Земля – голодная земля – была в каких-нибудь дюймах от его лица.

Ахилий исторг отчаянный рёв. Он развернул нож и стал яростно копать у основания траву возле своей головы. Ахилий неистово рубил землю, перерезая все растения, до которых мог дотянуться. Он почувствовал, что давление на его руку ослабло. Словно мокрый пёс, он стряхнул землю с другого плеча.

С ухмылкой, которую могла даровать только смерть, Ахилий слегка приподнялся. Это дало ему ещё немного места, чтобы развернуться. Он тут же приступил к работе ножом. Всё большая часть его закопанной руки высвобождалась.

Но затем из-под земли, из тех нескольких корней, которые он оставил после того, как перерезал стебли травы, выскочили новые ростки. Они выросли в полную мощь ещё до того, как он успел осознать ненормальность этих всходов.

И с жаждущей силой новые лезвия обвили его в таком количестве, что стало казаться, будто Ахилий носит рубашку из травы. Они усилили захват его руки, и хотя он отказывался выпускать нож, они поработали над тем, чтобы он стал для него так же бесполезен, как и всё остальное.

Обе руки были затянуты под землю. Туловище охотника оказалось зарыто по грудь. Ахилий отчаянно вертел головой, пытаясь не дать ей приблизиться к земле.

Затем из-под его лица показались на свет новые ростки зловещих стеблей. Ахилий знал, что ничего не может сделать, чтобы остановить их, и заорал, давая волю своей ярости.

Трава метнулась ему в рот и ноздри. Другие стебли оплели его голову, обнимая его, как любовница, заставляя его раскрытый рот поцеловать землю. Земля смыкалась над лицом Ахилия, когда его затягивало вниз…

Несколько секунд спустя о том, что он здесь был, говорил только оставленный лук. Трава, которая теперь покрыла всю область, покачивалась взад-вперёд.

Поджидая…

***
Ахилий не вернулся, и готовились напасть демоны. Инарий уже точно подготовил своих последователей к наступлению, а даже если и нет, ещё приближалось войско ангелов, которое намеревалось всё уничтожить.

Несмотря на эти ужасные реалии, Ульдиссиану ничего не оставалось, кроме как вести эдиремов в луга. Теперь он играл в игру, правила которой задавались кем-то за пределами его понимания. Его единственной надеждой были неожиданные действия…но что это могли быть за действия, сказать он не мог.

Солнце встало, но то, что могло поднять его дух, быстро оказалось большой проблемой. Пылающий диск не только, казалось, поднимался раньше и скорее, чем обычно, но также не с той стороны. Сейчас он висел на севере – в том направлении, куда должны были идти эдиремы, чтобы встретить своего врага.

Инарий как-то сдвинул солнце.

Хотя никто не озвучил этого, поразительное достижение заставило эдиремов идти медленнее и повесив нос. Вопрос, который вставал в голове каждого, был ясен Ульдиссиану: как можно одолеть того, что может сдвинуть солнце?

Ратма стал тем, кто дал ему некий проблеск надежды, пусть и небольшой. Он был единственным среди них, кого зрелище не впечатлило.

-Это не солнце,- сообщил он Ульдиссиану.- Ты наблюдаешь иллюзию. Солнце по-прежнему на своём месте, но наше восприятие сдвигает его к северу.

-И что с того?

Ратма чуть не фыркнул на солнце.

-То, что сделал мой отец, потребовало немалых сил, но в конечном итоге именно твоё воображение делает это реальным. Его истинная сила ничуть не стала больше, чем раньше.

Во многом это был неудовлетворительный ответ, поскольку Ульдиссиан по-прежнему не знал пределов возможностей ангела. Насколько он мог видеть, даже если это была какая-то иллюзия, она была дьявольски впечатляющей.

И что было ещё хуже, она беспрерывно слепила глаза.

И всё-таки ему пришло на ум, что, раз это иллюзия, то он может как-то свести на нет уловку Инария – в прошлом Ульдиссиану удавалось такое не раз. Да, в самый первый раз этого удалось достичь благодаря манипуляциям Лилит, но давно уже прошло время, когда он нуждался в её грязной поддержке своих сил. Во всяком случае, попробовать стоило.

Ульдиссиан сконцентрировался на небе, остановив внимание на крошечных облачках, разбросанных здесь и там. Ему достаточно было одного.

Поднялся ветер – первое прохладное дуновение за многие недели. Сын Диомеда ощутил реакцию остальных. Они знали, что это его рук дело, и это воодушевило их.

С оттого ещё более возросшими надеждами, Ульдиссиан направил силы на заклинание. Возникло движение воздуха. Облако расширилось, увеличившись в десять, в сотню, в тысячу раз. Оно также уплотнилось и стало тёмно-серым.

Ульдиссиан не только взывал к своей силе, но продолжал давить ей и своей волей на всё вокруг. Он делал это раньше, хотя и не в таких масштабах. Он боялся так расходовать себя до встречи с Инарием, но Пророк, по сути, не оставил ему выбора, что навело на мысль, что того его противник и добивался.

Но Ульдиссиан не мог думать о таких вещах. Он должен был разбираться лишь с текущей ситуацией.

Облако уже поглотило все соседние и продолжало расширяться. Оно намеренно поползло к северу, съедая синеву небес.

Затем – наконец-то – оно достигла места, где упрямо стояло солнце. Тогда воля Ульдиссиана чуть не пошатнулась, ведь, конечно же, не так-то легко было победить замысел ангела. Однако края обширного серого облака вскоре протянулись туда, где сияло солнце.

И свет тогда стал менее слепящим. Вокруг Ульдиссиана поднялся шёпот, исполненный надежды. Его собственный пульс учащался по мере того, как солнце с правящего бал становилось частично видимым, затем тоненькой полоской и, наконец, едва различимым кружком, которого хватало как раз, чтобы луга не погрузились во тьму.

Осмелившись дышать, Ульдиссиан огляделся вокруг.

Эдиремы зашлись радостными криками.

Ульдиссиан посмотрел на Ратму, который в кои-то веки, пусть и ненадолго, улыбнулся. Древний наклонил голову.

-Ты только что вернул неуверенность в сердце моего отца,- сделала комплимент фигура в капюшоне.

Мендельн ухмыльнулся своему брату. Только Серентия не участвовала в общем излиянии уверенности в успехе, но боль, отражающаяся на её лице, немного сгладилась.

Это также немедленно напомнило Ульдиссиану, что, несмотря на его последнее достижение, ему всё ещё предстояло сойтись с легионом ужасных врагов.

Но он не мог дать другим увидеть его озабоченность. Сохраняя видимость триумфа на лице, Ульдиссиан повёл своих людей дальше. Во всяком случае, теперь они могли лучше сосредоточиться на пролегающем перед ними пути – и он надеялся, что это даст эдиремам некоторый шанс против того, что должно было ударить их следующим.

Трава становилась гуще по мере того, как они углублялись в регион. Ульдиссиан приказал всем быть начеку и был доволен внимательностью, с какой продвигался отряд. Самые многообещающие его последователи были поставлены впереди и по внешнему периметру, а тем, кто был наименее способен к самозащите, как обычно, была отведена позиция вместе с остальными, но в задних рядах. Ульдиссиан однажды думал оставить их, но никто не мог придумать безопасного места для них. Он не мог знать наверняка, что кланы магов не освободятся и не попытаются отомстить всех эдиремам, которых смогут отыскать. И неважно, что группа будет состоять главным образом из беззащитных детей и престарелых.

Нет, эдиремам лучше всего находиться вместе, особенно если им всем суждено умереть. Во всяком случае, есть какой-то шанс на борьбу.

-Вот и он,- внезапно и тихо объявил Мендельн.

Ульдиссиану не пришлось бы спрашивать брата о том, что он имеет в виду, даже если бы он не увидел это в то же самое время. Гигантский храм сверкал, несмотря на пелену облаков, сверкал, словно алмазный. Ульдиссиан не мог различить деталей, кроме остроконечных шпилей, возвышающихся над всем остальным.

На таком расстоянии, на котором эдиремы находились от него, его появление означало, что мало времени осталось до того, как Инарий устанет ждать. Последователи Ульдиссиана были почти на полпути между Собором и городом – отличное место для любого жуткого представления, которое мятежный ангел хотел устроить.

-Разве не должны были мы увидеть также Золотой Путь?- сказал брат Ульдиссиана и добавил.- Я думал, он должен быть очень близко.

Золотой Путь был дорогой, связывающей напрямую Кеджан и Собор Света, путём, которым паломники ходили к святыне и возвращались назад в столицу. Название несло духовный посыл и было никак не связано с внешним видом: Путь был всего лишь дорогой, прокошенной прислужниками Пророка. Теперь её уже истоптали тьмы каждодневных прихожан, которые вытаптывали любой росточек, достаточно глупый для того, чтобы попытаться вырасти на дороге.

Но хотя не было сомнений в том, что с момента, когда прошёл последний паломник, прошло не больше двух дней, теперь здесь не было – насколько мог видеть глаз, а Ульдиссиан и ещё дальше – ничего кроме высокой травы. Золотого Пути больше не было.

-Отец,- в лоб заметил Ратма, хотя это и так уже все поняли.

Ульдиссиан поднял руку, давая эдиремам знак остановиться. Он не мог никому позволить идти вперёд, пока тщательно не изучит зону впереди. Это могла также быть уловка поджидающих демонов, которые, предположил он, должны были быть заодно с Инарием. В конце концов, они получали такую же пользу от гарантированного падения Ульдиссиана, что и ангел.

Убедившись, что небо остаётся покрытым пеленой, Ульдиссиан заглянул внутрь. Он дал своему дару устремиться вперёд и начал процесс методичного поиска. Какая-то часть его также надеялась, что он сможет найти какие-нибудь следы Ахилия, хотя это становилось всё менее вероятным.

Ульдиссиан направил всё своё внимание на то, чтобы убедиться, что путь впереди безопасен. Он не даст своим людям стать жертвами махинаций Инария. Он не позволит этому случиться…

Крики атаковали его со всех сторон – эдиремы мысленно посылали отовсюду возгласы страха. Отрываясь от поиска, Ульдиссиан почувствовал, что Серентия жестоко трясёт его.

-Ульдиссиан! А ну вернись в…- её голос оборвался.

Он повернулся – и вдруг его ноги и одну руку оплели то, что он поначалу посчитал тонкими щупальцами. Но ничем таким они не были. Вместо этого самая трава пыталась свалить его. Того хуже, он быстро увидел, что всех эдиремов уже либо оплело, либо тянуло под землю. Некоторые почти скрылись под поверхностью.

И худшим местом было то, где стояли дети и другие, кто не мог по-настоящему защитить себя. Несмотря на храбрость их защитников, они были оторваны друг от друга и утянуты в разных направлениях. Было жутко слышать их крики.

Ульдиссиан приложил ладонь к траве, спутывающей его. Огонь сжёг эти стебли, но почти сразу же в два раза большее их количество выскочило из обожжённых концов. Та же беда повторялась вновь и вновь, и даже Ратма тщетно пытался освободиться.

Это не было случайностью. Ульдиссиан сделал именно то, чего Инарий хотел от него. Он намеренно подстроил ситуацию, которая должна была отвлечь лидера эдиремов,– ситуацию, которая требовала внимания Ульдиссиана,– пусть ненадолго. Сын Диомеда вновь оказал ему услугу, придя прямо в его ловушку. Всё, что ангелу было нужно, был этот момент.

Трава затянула его горло. Ульдиссиан изо всех сил тянул за то, что уже было обвито вокруг него. Не без усилий он призвал силу, которая начисто отрезала всю ближайшую траву.

Но опять поле не только восстанавливало себя быстрее, чем он мог уничтожать его, но становилось более яростным. Крики, которые постоянно бомбардировали слух Ульдиссиана, были не просто криками страха…это была предсмертная агония.

Его люди умирали. Ульдиссиан снова подвёл их.

Его разум разгневался на равнодушную сущность Пророка. Для ангела люди были менее чем пустым местом. Вероятно, они до сих пор существовали потому, что Инарий не вынес бы, если бы некому было демонстрировать своё величие. А ещё потому, что полное одиночество было бы чрезмерным даже для него.

То, что Инарий мог называть себя воином Света, чемпионом Добра, было издёвкой, которую Ульдиссиан находил слишком жестокой. Он представил Инария в образе Пророка, красивого вечного юноши, который смеётся над его беспомощностью.

Этот образ в своей голове Ульдиссиан сжёг с яростью, которую никогда не испытывал до этого. Сыну Диомеда казалось, что он вот-вот взорвётся, но выхода это чувство не находило. Ему было нужно что-то, по чему ударить, и здесь была только трава.

Трава…

Трава…

Как случалось раньше, пламя неистово вспыхнуло повсюду вокруг него. Это был не просто огонь, какой можно было наблюдать в лагере прошлым вечером, но огромное изумрудное и жёлтое пламя, которое съедало ближайшие стебли так быстро и тщательно, что не оставалось ничего, из чего могла бы вырасти новая трава.

И этот огонь распространился по региону, с намеренным безумием полыхая вокруг эдиремов. Он оставлял от травы только чёрный пепел, но ни один из людей Ульдиссиана не получил ни ожога. Им пламя казалось коротким дуновением прохладного ветерка, ласкающего их.

Но мало было просто выручить эдиремов из ловушки, в которую он привёл их. Ярость Ульдиссиана не знала пределов. Вдруг всё вокруг показалось ему угрозой для его приверженцев и особенно – для него. Каждый стебель травы, насколько хватало глаз, был монстром, служителем Пророка. Пристально глядя на них, Ульдиссиан только хотел, чтобы их не стало.

Огонь исполнил его волю. От эдиремов он бросился во всех направлениях, поглощая растительную жизнь. За собой он оставлял чернеющий ландшафт, который, спасибо сыну Диомеда, был ничуть не горячим.

И прямо на глазах у благоговеющих эдиремов остальная часть лугов сдалась ярости Ульдиссиана. От места, где он стоял, выжженная зона всё расширялась во все стороны. Пламя неслось вперёд, неконтролируемое, и становилось тем ненасытнее, чем больше отдалялось.

Ульдиссиан наблюдал за всем этим на одном дыхании. Он наблюдал за этим, ничуть не заботясь о разрушении, которое учинял. Вообще, почему он должен был остановиться на лугах? Раз Инарию нравятся такие проделки, то и джунглям доверять не стоит. Не лучше ли дать пламени уйти как можно дальше, даже в саму столицу, где нет ничего, кроме зла и обмана, почти равных ангельским и демоническим? Почему…

Кто-то больно шлёпнул его по лицу. Ульдиссиан заревел и сосредоточил немалую часть своей силы на негодяе.

Выброс первозданной энергии ударил Мендельна прежде, чем Ульдиссиан осознал, кем была его цель.

-Не-е-е-т!- в ужасе он поспешил подавить свою работу. К его дополнительному ошеломлению, Мендельн пропал из вида. Несмотря на всё это, Ульдиссиану всё ещё потребовалось бороться с собой, чтобы вернуть самоконтроль.

В поле видимости не было ни стебелька живой травы. На самом деле, единственными живыми существами были эдиремы…причём не все. Здесь и там – в слишком многих местах – лежали тела.

Многие из них принадлежали детям.

Однако у Ульдиссиана не было времени на невинных жертв Инария, так он был озабочен своей собственной. Он оттолкнул Ратму в сторону и побежал к месту, где в последний раз видел своего брата. При такой силе, которую он направил на Мендельна, было несомненно, что младший брат не только умер, но и изуродован до неузнаваемости.

Но лицо и тело Мендельна были в идеальном состоянии, хотя тело и лежало под углом, от которого по Ульдиссиану побежали мурашки. Всхлипывая, старший брат склонился над фигурой в чёрной мантии. Он уже вылечивал других, очень близких к смерти. Если была возможность сделать это снова, он молился, чтобы это был тот случай.

Небо рассекла молния.

Несмотря на трагичность ситуации, Ульдиссиан не мог не поднять взора на то, чего быть не должно было. Он создал только густые облака, чтобы защитить своих последователей от проклятого солнца Инария. Гроза не была частью этого заклинания.

Но она пришла всё равно.

Дождь лил со страшной силой, словно наверху опрокинули огромное бездонное ведро. Свирепый поток беспощадно прибивал людей к земле. Даже Ульдиссиану было трудно подняться, но он поднялся.

И когда сын Диомеда выпрямился, он увидел движение на севере. Поначалу казалось, что оно плывёт к нему и его последователям, как и ужасный дождь. Однако, по мере того как оно неуклонно приближалось, в нём различились многие сотни фигур в шлемах, мантиях и на лошадях. Они держали мечи и булавы, а их дикие крики были подобны грому.

Воины-инквизиторы – вооружённые силы Собора Света.

Но в них было больше, чем казалось на первый взгляд. Ульдиссиан скорее ощутил, чем увидел эту разницу. Встревоженный, он смотрел на приближающиеся легионы, и при помощи своих сил видел их так, словно стоял прямо перед скачущими копытами.

А затем Ульдиссиан определил, что в них было такого, что беспокоило его. Лучше всего это было видно по их глазам – глазам, в которых теперь не было зрачков. Вместо них сверкающий золотой огонь горел из-под век – нечеловеческая сила, которая, как он увидел, наполняла всех и каждого воина, которого он осмотрел.

Одного взгляда на их бешеные выражения было достаточно, чтобы понять, что мало осталось от первоначальных рассудков, которые наполняли эти тела. Из всех их рядов только женщина в шлеме во главе и кучка высокопоставленных жрецов, вмешанная в воинские ряды, имели глаза, по которым было видно, что они являются сами собой. Остальные были полностью поглощены волей Инария.

В этот момент Ратма встал рядом с ним; капюшон и плащ Древнего были незатронуты беспрестанным дождём. При этом он ещё выглядел ничуть не довольнее промокшего насквозь Ульдиссиана.

Его слова не имели никакого отношения к грядущему яростному штурму:

-Не беспокойся о своём брате, ибо я сумел защитить его, когда ты ударил.

Ульдиссиан снова взглянул вниз на своего брата. Мендельн застонал, его глаза распахнулись. Как и сказал Ратма, на вид он был в полном порядке…но не благодаря Ульдиссиану. Старший брат потерял голову и не заметил, что делает.

Но какую вину бы ни чувствовал Ульдиссиан за Мендельна, как бы ни был он встревожен своим бездумным взрывом, события, которые разворачивались теперь, требовали его внимания. Он снова посмотрел на приближающихся инквизиторов в надежде, что, как и с Мендельном, его первоначальные выводы были неверны.

К несчастью, в случае воинов Пророка, Ульдиссиан тут же почувствовал, что не ошибся. Страшное зрелище было точно таким, как он боялся.

-Он пал даже ниже, чем я представлял,- прокричал сын Инария,- и теперь наконец может показать нам, почему его не заботит приближение к Санктуарию небесного войска!

-О чём ты?

-Ты ведь ощущаешь его силу в этих заблудших глупцах, разве нет? Тогда ты также можешь ощутить, откуда мой отец сумел почерпнуть её в таком количестве, ибо её столько, что даже он не смог бы выдержать её в одиночку!

Ульдиссиан пригляделся к приближающемуся полчищу. Он заглянул в одного воина наугад и наконец увидел, что должен был знать уже очень давно. Ратма был прав. Ангел сам не был так силён.

Инарий черпал всю силу, какую мог, из Камня Мира – силу, против которой совместные усилия Ульдиссиана и всех эдиремов вполне могли оказаться тщетными.

Конец восемнадцатой главы



Только для ознакомительного чтения. Все права на книгу принадлежат её автору и компании Blizzard Entertainment.
Автор: Ричард Кнаак (перевод D@mmy)
Комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход

Diablo III

Разработчик: Blizzard Entertainment
Издатель: Activision
Дата выхода:
Европейская версия - 15 мая 2012
Русская версия - 7 июня 2012 Официальный сайт: www.diablo3.com
Вики Галерея Видео Статьи Файлы Форум Ссылки Контакты
Поделись новостью!

MineCraft - креативные эпичные проекты, идеи для построек

Комментарии

Галерея

Скриншоты
Добавлено 13.10.2010
В высоком разрешении »
Арты Монстров
Добавлено 22.02.2011
В высоком разрешении »
Арты Локаций
Добавлено 14.10.2010
В высоком разрешении »
Скриншоты
Добавлено 02.08.2011
В высоком разрешении »

Сейчас на сайте:

Всего: 2
Блуждающих духов: 1
Зарегистрированных: 1

milagrosmq4

Опрос

Чего вы ждете от игры?
Проголосовало: 616

Друзья и партнеры

Союз образовательных сайтов Diablo-3.eu Diablozone.net - самая полная информация об играх серии Diablo Diablo 3 дата выхода - Фан-сайт