Главная InDiablo Wiki Галерея Видео Статьи Файлы Форум
Русское сообщество фанатов Diablo 3

Размещено: 26.03.2012 Просмотров: 718 Добавил: D@mmy
Глава одиннадцатая
Ульдиссиан слышал голоса уже несколько секунд и, хотя какая-то часть его пыталась ответить на них, тело не слушалось.

-Он до сих пор не открыл глаза,- Ульдиссиан смутно осознал, что это был голос Мендельна. Но это было невозможно; Мендельн был утерян для него. Ульдиссиан припомнил, что слышал Мендельна и до этого, но это тоже должно было быть плодом его воображения.

Имей терпение, юноша. Её удар был столь же лёгким, сколь и гнусным…

Даже не будучи в полном сознании Ульдиссиан обратил внимание на то, что второй голос звучал у него внутри: слова раздавались как в голове, так и в душе сына Диомеда. Должно быть, в это же время он застонал, потому что тот, кто по голосу был Мендельном, заговорил возбуждённо:

-Ты видел? Он пошевелился! Ульдиссиан! Услышь меня! Вернись ко мне! Во имя твоих отца и матери, ты не оставишь меня так!

Упоминание родителей окончательно пробудило Ульдиссиана. Он вспомнил, что он чувствовал, когда пропал Мендельн; если это и в самом деле его брат, то он не может позволить страдать ему так же, если в его силах сделать что-нибудь.

А потом ещё была Серентия…

Этого оказалось более чем достаточно. С криком на устах Ульдиссиан освободился от последних пут бессознательности. Его тело немедленно обуяла ужасная боль. Он завертелся и, наверное, немало повредился бы в процессе, если бы пара рук не схватила его за плечи, чтобы остановить его. Снова он услыхал Мендельна:

-Спокойно, Ульдиссиан! Спокойно. Это пройдёт…во всяком случае, большая часть…

Внутри него много боли, которая продлится дольше. Демонесса сильно отравила его кровь…

-И я мог бы остановить её, если бы вы дали мне!- резко ответил брат Ульдиссиана.- Я мог бы предотвратить столь многое!

Не тогда. Ты был бы убит, а Ульдиссиан остался бы у неё в руках.

-Но ты же сказал, что она не ожидала предательства. Одно уже это…

Третий голос вмешался как раз тогда, когда Ульдиссиан заставил себя открыть глаза. Ушибленного человека встретили смутные очертания и темнота.

-Моя мать очень хорошо приспосабливается, Мендельн уль-Диомед. Ты сам видел, как быстро она превратила возможное крушение её плана в новый и, возможно, более жуткий путь к её конечным целям. Сейчас она близка к победе, как никогда…и Санктуарий гораздо ближе к катастрофе.

Боль немного притихла, и этого оказалось достаточно, чтобы Ульдиссиан смог, наконец, сосредоточиться. Первое, что он увидел, было как бальзам на душу, ибо это был его брат. Лицо Мендельна расплылось в несвойственной ему широченной улыбке, и Ульдиссиан знал, что отвечает тем же.

-Я думал, что потерял тебя навсегда,- сказал старший брат младшему.

-Как и я.

-Твой брат всё время был в безопасности,- вмешался третий собеседник. В чём-то его голос был очень похож на Мендельна интонацией и говором, но было в нём нечто такое, что выдавало огромный возраст и не совсем человеческую природу…или вовсе не человеческую.

И когда он вслед за Мендельном посмотрел на Ульдиссиана, то тот увидел, что перед ним не простой смертный. Лицо его было прекрасно, черты слишком идеальны. Но самое главное, глаза несли не просто отпечаток многих лет…они были такими древними, что Ульдиссиан немедленно заподозрил худшее.

-Он не демон,- поспешил заверить Мендельн, узнав реакцию брата.

-Хотя Лилит и приходится мне матерью,- добавил незнакомец.

По-звериному зарычав, Ульдиссиан попытался схватить говорившего. Но тело его было слишком слабо. Он сделал только хуже себе: сильная боль снова пронизала его, заставив улечься на спину.

Только тогда он заметил звёзды. Их расположение так отличалось от того, к которому привык Ульдиссиан, что он тут же позабыл о чаде демонессы.

-Где…где мы, Мендельн?- наконец спросил Ульдиссиан.- Я ничего здесь не узнаю.

Ответил ему сын Лилит:

-Ты где-то и нигде.

Такие ответы только подогревали злость Ульдиссиана. Ему не нравилось находиться рядом с тем, кто называл Лилит той, кто породила его.

-А ты кто такой? Если не демон, тогда что ты такое?

-Меня зовут Ратма,- тут же последовал ответ неподвижно стоявшей фигуры.- Хотя это и не имя, данное мне при рождении, но закреплённое за мной иным после того, как мой путь и пути моих родителей разошлись. Оно означает «хранитель Баланса», в чём так же моё предназначение и мой долг.

Ульдиссиан понятия не имел, о чём говорит Ратма, да его и не волновало это.

-Но Лилит приходится тебе матерью…

-А Инарий – мой отец. Да, я вижу, что и это имя наполняет тебя ужасом. Ничего не имею против этого, потому что я отказался от них обоих, как и они отказались от меня. Что же до того, что я такое, то я – нефалем…один из самых первых, по сути…

Открытие должно было поразить Ульдиссиана сильнее, чем получилось на самом деле, но он быстро сообразил, что это потому, что другого возможного ответа быть не могло – было до жути очевидно, кого Ратма назовёт своими потомками.

-Ты…ты такой же, как мы…

Ратма покачал головой.

-Нет, я не такой же, как вы или любой, кто следует за вами. Я не могу этого объяснить, но то, что ты называешь «даром» претерпело преобразования. У меня есть некоторые способности, которых нет у вас, точно так же как и вы владеете кое-чем, чем не владею я. Думаю, это не должно сильно удивлять меня, ведь я из самого первого поколения в Санктуарии…

-Как давно всё это было,- подумал Ульдиссиан с благоговением.

Сын Лилит кивнул, словно прочитал мысли смертного, а затем прибавил:

-Нас мало осталось, потому что, когда от первоначальных беженцев остался только мой отец, он был непреклонен в наказании тех, кто использовал свои силы. Он настаивал на том, что его совершенный мир, его Санктуарий, должен оставаться таким, каким он желает видеть его…- Ратма покачал головой.- Но как существующему вечно моему отцу следовало бы знать, что ничто не стоит на месте.

Пока довольно,- раздался голос внутри и снаружи Ульдиссиана. Он заставил себя приподняться в поисках источника…и почему-то его глаза посмотрели на звёзды наверху. В первый раз за всё время Ульдиссиан даже увидел фигуру, составленную из небесных светил. Не завершённую, но достаточную, чтобы сложилось представление об огромном, наполовину скрытом звере. Рептилия…нет…нечто большее. Оно было длинное и гибкое, как огромная змея, но голова напомнила ему о другом существе прямо из мифов…

Дракона…да, это было похоже на некоего змееподобного дракона…

Звёзды задвигались…и Ульдиссиану показалось, что полускрытое чудище смотрит в ответ на него.

Хотя мы бы все не хотели останавливаться на этом, ты в недостаточно хорошей форме, чтобы выдержать большее напряжение…

Ульдиссиан сглотнул, не в силах поверить своим глазам, своей голове и своему сердцу.

Что…что ты такое?

Он – Траг’Оул, брат,- тихо пояснил Мендельн.- Родился во время создания, а именно, когда сюда пришли ангелы и демоны, которые создали Санктуарий. Он скорее, нежели кто-либо другой, может назвать себя стражем этого мира.

Упрощённое описание, хотя и наиболее точное…

Странное дело, но представление небесного создания не поглотило полностью внимание Ульдиссиана. Слыша дракона, затем своего брата и вспоминая, как говорил Ратма…он чувствовал, будто слышит три продолжения одного и того же существа. Ульдиссиан переводил взгляд с одного на другого, и это чувство только усиливалось.

-Мендельн,- пробормотал он.- Мендельн, я хочу уйти отсюда немедленно. Вместе с тобой, я имею в виду.

-Но мы не можем, Ульдиссиан…по крайней мере, пока. Столько нужно узнать, а ещё тебе нужно восстановить силы.

Ратма встал рядом с младшим сыном Диомеда.

-Он говорит правду. Сейчас это было бы неразумно.

Ульдиссиан сглотнул. Ратма и Мендельн больше походили на братьев, чем он и его брат. Тёмные одежды, бледные лица – и почти не моргающие глаза – только усиливали жуткое впечатление.

Заставляя себя подняться на ноги невзирая на мучения своего тела, Ульдиссиан взревел:

-Мендельн! Посмотри на себя! Посмотри на него! Послушай его и это…это существо!...и самого себя! Они что-то делают с тобой!

Он почувствовал, как его сила пробегает по его телу, наполняя его эмоциями и силой. Они ошиблись, его похитители. Он был в отличной форме, несмотря на их игры.

Возводя руки к своему брату, Мендельн ответил:

-Нет, Ульдиссиан! Ты не должен делать этого…

Было слишком поздно. Уверенный не только в том, что он и Мендельн пленены здесь ради достижения каких-то гнусных целей, но и в том, что его брат обращён в орудие служения нуждам дракона и Ратмы, Ульдиссиан призвал изнутри силу в чистом виде.

-Ты сказал, он слишком ослаблен, чтобы делать это!- выкрикнул Ратма, по-видимому, обращаясь к Траг’Оулу.

Он другой! Они все будут другими! Они такие же нефалемы, как ты – человек. Они более…

Но мифическое существо не смогло продолжить. Потому что пустой мир дракона затрясся, словно гигантская рука пыталась перевернуть его вверх дном. Ульдиссиан знал, что причиной был он, но не волновался по этому поводу. Он должен был освободить себя и Мендельна из их чёрной тюрьмы…

Словно в ответ на мысли об окружающей темноте, природные силы, извергающиеся из Ульдиссиана, стали ослепляющим светом. Траг’Оул наверху заревел. Ратма произнёс что-то на неизвестном языке, и яркость мгновенно уменьшилась. Но Ульдиссиан, боясь, что, если его старания не помогут, то всё пропало, направил свою волю на то, чтобы восстановить свет.

Сама чернота вокруг него внезапно начала разрываться, словно ткань. Её место заняла безукоризненная белизна…а затем всё вылилось в полноценный горный пейзаж. Мендельн звал Ульдиссиана, но между ними теперь как будто пролегали целые мили. Боясь снова потерять брата, Ульдиссиан попытался втянуть внутрь себя силы, которые он освободил, но они теперь словно боролись с ним. Новый ландшафт начал дрожать и трястись, и уже как будто был готов точно так же, как чернота, разорваться на части.

Но, в конце концов, Ульдиссиан умудрился унять свои силы. Приложенное усилие поставило его на колени. Сердце сильно стучало, и некоторое время он задыхался.

Затем, постепенно, он начал обращать внимание на более холодный и сухой воздух и почву, более твёрдую, чем в джунглях. Привыкший к более тёплому климату вблизи Кеджана, он задрожал от этих перемен. Только позднее Ульдиссиан наконец обрёл достаточно контроля над своими способностями, чтобы приспособиться к новой среде.

А она действительно была новой. Поначалу он подумал, что вернулся в окрестности своей деревни, но нигде возле Серама не было таких огромных гор. Вообще-то, он никогда раньше не был в подобном месте.

Небо было затянуто тучами, но Ульдиссиан всё равно видел достаточно далеко, чтобы подивиться пейзажу. Нет, он явно не был возле Серама, Кеджана или любого другого места, о котором он слышал. Быть может, Мендельн мог бы…

Мендельн! Как он мог позабыть о своём брате? Вертясь кругом, Ульдиссиан выискивал хоть какой-нибудь признак.

Но он был один на незнакомой земле.

-Мендельн!- заорал Ульдиссиан.- Мендельн!- не получив ответа, сын Диомеда сменил тактику.- Ратма! Где ты, что б тебя? Тебе нужен я – тебе и этому существу – так вот он я! Меня в обмен на брата! Что скажешь?

Эхо разнесло его голос по горам. Он не сразу это понял, но одна конкретная вершина привлекла его внимание. Она была выше, больше, чем остальные, почти как король среди королей. Чем дольше он смотрел на гору, тем сильнее его тянуло к ней.

С красочным проклятьем, отпущенным в адрес Ратмы и Траг’Оула, Ульдиссиан повернулся спиной к горе. Ничего хорошего от неё можно было не ждать, раз она почему-то звала его. Он зашагал по покатой земле, радуясь тому, что не оделся, как тораджанцы. Их одежды были тонкими и воздушными, совсем не подходящими для этих мест. Хотя он и мог поддерживать тепло, ношение простых рубахи, штанов и сапогов помогало поддерживать душевный покой.

Ульдиссиан достиг вершины холма, на котором он обнаружил себя, и как при помощи глаз, так и своих сил стал искать ближайшее поселение. Тем не менее, если в здешнем регионе и имелись таковые, они были скрыты от его глаз. Он видел или чувствовал только деревья, холмы и горы вновь и вновь.

Ульдиссиан напрягся.

Да, вот где это было. Не на какой-нибудь горе, но на той самое горе, от которой он отходил.

-Снова игры!- он воззрился на хмурое небо, ища дракона.- Я же сказал тебе! Прекрати это немедленно! Приди за мной, если я нужен тебе!

Опять его голос отдался эхом, но ответа всё не было. Наконец Ульдиссиан решил привлечь их внимание.

Собрав волю в кулак, он как можно сильнее хлопнул в ладоши.

Звук, раздавшийся в результате, был подобен грому; вообще-то, он был таким громким, что от него затряслись земля и деревья. Он повторялся снова и снова, словно какой-то несметный, но невидимый ураган проносился по местности.

Он подождал, на этот раз уверенный в успехе…но прошло несколько вздохов, а Ульдиссиан стоял по-прежнему один.

-Будь ты проклят, Ратма!- заорал Ульдиссиан. Но ярость его уже истощилась. Эхо замерло после каких-нибудь трёх или четырёх повторений.

Побеждённый, он встал на колени рядом с куском скалы и положил лицо на ладони. Каждый раз, когда Ульдиссиан начинал верить, что может смело смотреть в лицо своим противникам, оказывалось, что он ошибался.

Ни с того ни с сего земля снова затряслась, и на какой-то миг Ульдиссиан подумал, что его усилия вызвали какое-то столкновение или сотрясение. Он вскочил на ноги, не зная наверняка, что он будет делать, и увидел, что трясётся только то место, где он находится.

Если точнее, то центр тряски находился как раз под валуном.

Он начал отступать назад – только лишь затем, чтобы обнаружить, что земля поднимается так же и под ним. Валун перед ним вдруг вырос. Он стал почти в два раза выше Ульдиссиана и почти таким же широким. Одна его часть выступала над остальным, отдалённо напоминая голову.

А потом у «головы» открылись глаза, два ярко-карих глаза, почти человеческих. Они взглянули влево, затем вправо, затем вниз на Ульдиссиана, который стоял, словно громом поражённый.

Это перемещение грязи и травы образовало насыпь. Валун сделал шаг по направлению к нему, при этом огромные куски камня и всего остального стали отваливаться. Ещё один шаг…новое опадение грязи и камня.

Теперь у существа имелись две толстые, крепкие ноги. Оно остановилось, а потом начало отряхиваться, как промокшая гончая. Ещё больше грязи и камня полетело в стороны, некоторые куски в направлении Ульдиссиана, который опомнился как раз вовремя, чтобы отразить наиболее опасные.

Сначала образовалась одна, а затем и вторая рука. Великан из земли посмотрел на тупой конец первого отростка. На нём внезапно выскочили каменные пальцы, полная ладонь сформировалась затем менее чем за вздох. Затем то же самое произошло и со второй рукой.

Ульдиссиан опёрся на стену грязи позади него, но никак иначе не действовал. Если демон и собирался атаковать его, то соображала эта штука небыстро. Она больше походила на пробуждающегося от сна, чем на что-то, представляющее угрозу.

Великан размял пальцы и оглядел своё тело, словно видя его в первый раз. Глаза двигались, и Ульдиссиан мог поклясться, что в них читается безграничная грусть.

Оно заговорило. Через щель, вдруг образовавшуюся в нижней части головы, существо заговорило:

-Кто-о-о ты-ы-ы…- начало оно медленно, каждый слог звучал так, словно существо прочищало горло после столетий молчания.- Кто-о-о ты…- повторило оно увереннее,- который называет имя…который называет имя, которого я не слышал…так долго, очень долго?

Когда голос прочистился, Ульдиссиан сделал то же наблюдение, что и по поводу глаз. Голос, пусть по-прежнему замогильный, был почти человеческим.

-Кто ты,- сказало создание в третий раз,- который называет…имя Ратмы?

-Меня зовут Ульдиссиан уль-Диомед, и если ты служишь Ратме, то берегись: я не люблю твоего господина!

Великан оглядел Ульдиссиана, который теперь принял боевую позицию. Но что-то удерживало Ульдиссиана нанести удар первым.

Скрежещущий, грохочущий звук вдруг раздался от странного существа. Постепенно он вылился в нечто, напоминающее…смех.

-Я так рад…был проснуться…только для того, чтобы услышать это…- существо покачало головой, запуская в полёт новые куски камня.- Ратма! Уж у этого…чувства юмора нет! Он бы…обиделся…и на меня! Нет, маленький Ульдиссиан уль-Диомед! Ха! Такое…длинное имя для моего…пересохшего горла! Я не служу…суровому…я был…я…Бул-Катос

Он объявил это так, словно Ульдиссиан должен был знать имя и благоговеть перед ним. Но когда бывший фермер никак не отреагировал, у Бул-Катоса юмора поубавилось.

-Имя…имя ничего не говорит тебе…неужели…неужели прошло так много времени…- он внимательно изучил своё тело из земли и камня.- Да…здесь мало от меня и…гораздо больше от мира! О чём я мечтал…что я решил, то случилось…со мной…верно служить…даже забытым…смертными людьми…

Стена за Ульдиссианом рухнула. Ульдиссиан ожидал какой-нибудь уловки, но вместо неё великан уселся на участок земли, который поднялся, чтобы сформировать для него сиденье. Бул-Катос глядел на пустую область между собой и Ульдиссианом.

-Годы…должно быть, счёт идёт уже на тысячи…если не больше,- он взглянул на незваного гостя.- Скажи мне, маленький Ульдиссиан уль-Диомед…известны ли тебе имена Василия…и Эсу?

-Эти имена говорят мне так же мало, как и Бул-Катос,- признался Ульдиссиан.- Но всех их я предпочту скорее, чем этого чудовищного Ратму!

Сначала показалось, что последнего Бул-Катос не услышал, потому что он снова посмотрел на землю и пробормотал сам себе:

-Василия нет…где ты…мой брат?- великан усмехнулся лёгкой, сардонической усмешкой.- Но и Эсу нет! Как бы это рассердило…её…- весёлость исчезла так же быстро, как и появилась.- Даже если она…всё ещё гневается…

Ульдиссиана мало заботили бормотания существа. Важно было только, что этот Бул-Катос – кто бы он ни был, знал Ратму. Быть может, это как-нибудь могло помочь Ульдиссиану выручить Мендельна.

Он ухватился за одно замечание, отпущенное собеседником.

-Бул-Катос, ты говоришь о потерянном брате. Я тоже потерял своего. Его зовут Мендельн, и он стал жертвой Ратмы! Если бы ты мог как-нибудь помочь мне…

Бул-Катос поднял глаза.

-У Ратмы…нет жертв. Он же не…Эсу…никак не Эсу…если она всё ещё жива…

В конце концов, Ульдиссиан махнул рукой. Бул-Катос, очевидно, давным-давно утратил связи с остальными…и, быть может, даже с самим собой. Если странное создание не представляло угрозы, то для Ульдиссиана настало время двигаться дальше.

И он снова перевёл взгляд на возвышающуюся гору. Теперь Ульдиссиан думал, не стоит ли пойти к ней.

Но, словно угадав его намерения, внезапно оживившаяся страшная фигура вскочила на ноги:

-Твой путь…пролегает где угодно…малыш…но не там…

Это только прибавило Ульдиссиану решимости добраться до горы.

-А почему не там?

-Потому что…это запрещено…тебе.

Услышав это, Ульдиссиан ещё больше разгорячился. Дерзко подняв голову, он ответил:

-Хорошая причина пойти туда.

Бул-Катос возрос в размерах, и зловещая тень пролегла по его лицу из земли и камня. Даже в глазах – почти человеческих глазах – теперь отражалась угроза:

-Нет. Ты не пойдёшь.

Великан двинулся на Ульдиссиана, снова камень и грязь полетели в стороны. Теперь, хотя он по-прежнему выглядел, как существо прямо из земли, Бул-Катос отдалённо напоминал бородатого воина. Его кожа была бурой от почвы, а волосы зелёными от травы. В его движениях больше не было ничего нерешительного…

Как и в его намерениях на счёт Ульдиссиана.

Бул-Катос поднял кулак, и в нём образовалась огромная каменная дубина. Он обрушил её прямо туда, где стоял смертный.

Но дубина отскочила от невидимого барьера, быстро созданного мишенью. Ульдиссиан уже вспотел от усилия; удар великана чуть не пробил защиту.

-А ты не так прост,- проурчал Бул-Катос.- Я бы назвал тебя нефалемом, молодчик, если бы не знал, что мы с Ратмой, пожалуй, последние.

-Последние из своей эпохи, возможно,- возразил сын Диомеда.- Но с тех пор много воды утекло, как ты сам заметил.

-Но сколько бы веков ни прошло, свой долг я помню хорошо! И потому гора Арреат останется закрытой для тебя и всякого другого, кто захочет осквернить её чертоги!

Он ударил землю дубиной с такой силой, что земля затряслась, да так, что Ульдиссиан повалился. Земляное существо всё больше и больше походило на древнего воина. Одетый в килт и сандалии, с золотистой повязкой вокруг головы, Бул-Катос напоминал какое-то божество варваров…божество варваров, которое излучало силу в чистом виде, с какой Ульдиссиан никогда не сталкивался, даже когда бился с Люционом.

-Мы поклялись, что путь к горе будет навсегда закрыт для таких, как Эсу,- продолжал разъярённый Бул-Катос,- который использовал бы то, что находится внутри, чтобы ещё больше разорить ослабленный мир! И пусть другие стали больше землёй, чем я когда-либо желал быть, во имя памяти о них и нашей клятвы я продолжу выполнять мой священный долг!

Он снова ударил землю, и Ульдиссиан, который почти поднялся на ноги, снова упал. Падение Ульдиссиан превратил в перекат – мудрый манёвр, потому как сразу после этого дубина разбила камни, на которых он перед этим лежал.

-Я не владею природными стихиями, как владела Эсу, глупыш, но у Бул-Катоса и своей силы хватает!

-Силы болтать уж точно хватает!- бросил Ульдиссиан. Со своей неловкой позиции он всё ещё умудрялся сохранять фокус на противнике. Великан был мишенью, по которой трудно промахнуться…

Раздался звук, похожий на удар грома. Зона между противниками взорвалась, словно самый воздух сдетонировал. Бойцы были отброшены далеко друг от друга.

Ульдиссиан ударился о дерево, кости тряхнуло так сильно, что он подумал, будто все они переломаны. Несмотря на это он ухитрился тут же сделать выпад вперёд, принять согнутое положение и схватить комок грязи. Он подбросил комок высоко в воздух и сосредоточился.

Грязь распалась, становясь кружащейся, ослепляющей силой, которая атаковала великана как раз, когда он восстановил собственное равновесие. Тем не менее, Бул-Катос не отпрянул, но вдохнул…и чихнул. Вихрь распался, пыль спрессовалась в плотный шар, который приземлился на коричневую ладонь воина.

С ревущим смехом Бул-Катос поднял ладонь, и грязь вытянулась в двух направлениях, в мгновение ока создав копьё с наконечником, который сверкал, как алмаз. Он метнул копьё в Ульдиссиана.

Бывший фермер снова поднял щит, но на этот раз он оказался недостаточно силён. Копьё замедлилось, но не остановилось. Ульдиссиан поднажал, но снаряд угодил ему в левое плечо. Он закричал, когда наконечник проник в него…

Бул-Катос вдруг оказался прямо перед ним, великан схватил копьё обеими руками. Очевидно, он намеревался погрузить копьё глубже, потому что Ульдиссиану удалось сделать рану довольно неглубокой.

-Ты был предупреждён! Если бы только ты не отказался уйти прочь, молодчик! Я поклялся делать то, что должен теперь сделать!

Ульдиссиан схватил верхний край копья.

Молния прошла по его длине, устремляясь туда, где противник держал оружие. Бул-Катос заревел, когда мощная энергия захлестнула его.

Стиснув зубы, Ульдиссиан вытащил копьё из раны. Отступая, он прикоснулся к кровавому отверстию, которое тут же затянулось.

Двое приостановились. Как Ульдиссиан, так и Бул-Катос пытались отдышаться, их взоры встретились.

-Отличная битва,- окликнул великан почти радостно.- Она вселяет в меня новую жизнь, напоминает мне о великолепных испытаниях, с которыми я когда-то сталкивался ежедневно…

-Может, ты и находишь в этом прелесть, но я нет!- отрезал Ульдиссиан.- Друг умер, брат потерян, женщина, которую я люблю, и все, кто верит в меня, возможно, уже мертвы, пока я трачу время на это!- он внезапно распрямился.- Продолжай свою игру, если тебе так хочется, Бул-Катос, но я завязываю! Очень хорошо! Оставь себе вонючую тайну этой горы, которую ты оберегаешь!

-Я не могу верить, что ты не вернёшься, молодчик, и хотя это отчасти моя вина, что ты знаешь об Арреате и том, что она что-то содержит, я не могу позволить тебе жить!

Великан ударил один кулак о другой, но прежде чем он успел сделать то, что задумал, между противниками материализовалась фигура.

-Но ты позволишь ему жить, старый бык. Не только жить, но и отправиться со мной в глубины горы Арреат.

Бул-Катос выпалил имя ещё прежде, чем это успел сделать Ульдиссиан.

-Ратма!- затем, что подтвердили последующие слова, великан сердито нахмурился.- Внутрь горы? Я что, сошёл с ума от одиночества, и ты только видишься мне? Ты бы никогда не предложил такого!

-Я реален, как ты, Бул-Катос,- в доказательство этого Ратма ткнул пальцем в перчатке в грудь более высокой фигуры.- А может, даже и больше,- добавил он, рассматривая землю и траву на перчатке. Ратма покачал головой.- Я думал, ты переживёшь даже меня…

-Я могу, если ты настаиваешь на этом! Почему этому вдруг понадобилось посетить гору?

-Потому что моя мать вернулась.

Большего Ратме говорить было не нужно. Лицо Бул-Катоса совершенно переменилось. Он сплюнул, но не вода, а грязь приземлилась на покоробленную землю. Ульдиссиан сообразил, что Ратма был прав, говоря о гиганте; Бул-Катос теперь был гораздо больше похож на них, но то, что сын Диомеда увидел вначале, было правдой. Бул-Катос существовал скорее как дух; его настоящее тело давным-давно было заменено землёй, в которой он полёг.

Это говорило о том, каким старым был великан, и как долго он, должно быть, стоял часовым на пороге загадочной вершины.

-Лилит…- произнёс Бул-Катос имя таким тоном, каким говорят те, кто только что проглотил яд.- Вина за убийство моих родителей всё ещё лежит на ней! Они бы никогда не позволили Инарию порешить нас, как, по её словам, он сделал бы, Ратма! Я уверен в этом…

-А я вот – нет…но это не так и не иначе. Моя мать спасла нас только для того, чтобы мы служили ей, и эта судьба не лучше смерти, уж поверь мне. Что же до моего отца…во имя своего ханжества он способен на вещи не менее ужасные…

От этих слов огромный воин замер совершенно.

-Да, я знаю это слишком хорошо…

-Тогда ты должен понимать, почему я сейчас отведу Ульдиссиана взглянуть на тайну горы Арреат.

Бул-Катос кивнул.

-Да…и никто больше не остановит тебя. Если они всё ещё стоят, конечно. Я дам знать всем, кто может слышать меня, что путь для тебя и твоего должен быть открыт…

Ратма повернулся к Ульдиссиану, его плащ закружился вокруг него.

-Ну что ж, сын Диомеда, ты хотел посмотреть, что лежит в горе. Пойдём, и я покажу тебя.

Но у Ульдиссиана были куда более насущные заботы.

-Где мой брат? Где Мендельн?

-С Траг’Оулом. Должен быть на данный момент. События несутся вперёд даже стремительнее, чем я представлял, и он тоже должен быть подготовлен к битве.

Несмотря на безразличный тон Ратмы, Ульдиссиан почувствовал, что весь он напрягся.

-В чём дело?

-Дело в том,- сказало древнее создание, вздохнув,- в чём было и раньше. В моей матери. Лилит. Я недооценил её. Она снова приспособилась…

-Что? Что она сделала?

Ратма перевёл взгляд на гору Арреат.

-Конечно, она заполучила власть над твоими эдиремами.

И прежде, чем Ульдиссиан успел ответить…они оба исчезли с глаз Бул-Катоса.

Конец одиннадцатой главы



Только для ознакомительного чтения. Все права на книгу принадлежат её автору и компании Blizzard Entertainment.
Автор: Ричард Кнаак (перевод D@mmy)
Комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход

Diablo III

Разработчик: Blizzard Entertainment
Издатель: Activision
Дата выхода:
Европейская версия - 15 мая 2012
Русская версия - 7 июня 2012 Официальный сайт: www.diablo3.com
Вики Галерея Видео Статьи Файлы Форум Ссылки Контакты
Поделись новостью!

MineCraft - креативные эпичные проекты, идеи для построек

Комментарии

Галерея

Скриншоты
Добавлено 24.02.2011
В высоком разрешении »
Арты Монстров
Добавлено 22.02.2011
В высоком разрешении »
Скриншоты
Добавлено 02.08.2011
В высоком разрешении »
Скриншоты
Добавлено 23.10.2010
В высоком разрешении »

Сейчас на сайте:

Всего: 2
Блуждающих духов: 1
Зарегистрированных: 1

narecherore

Опрос

Графика вещей в игре - WoW'оподобный кавай?
Проголосовало: 436

Друзья и партнеры

Союз образовательных сайтов Diablo-3.eu Diablozone.net - самая полная информация об играх серии Diablo Diablo 3 дата выхода - Фан-сайт