Главная InDiablo Wiki Галерея Видео Статьи Файлы Форум
Русское сообщество фанатов Diablo 3

Размещено: 25.04.2012 Просмотров: 788 Добавил: D@mmy
Глава вторая
Ульдиссиан ничуть не волновался, когда бросился к краю лагеря. На него и его последователей уже нападали исподтишка прежде. Лилит ухитрилась скрывать надзирателей мира Триединого и даже ещё более гнусных морлу при помощи заклинания, пока враг не подобрался почти так же близко. Однако даже это не помогло ей одолеть эдиремов.

В самом деле, зная местность, Ульдиссиан принял достаточно мер защиты, чтобы в случае повторения такой уловки лагерь оставался в безопасности. Теперь эта предосторожность окупала себя.

И вот, строй эдиремов встал лицом к джунглям, из которых ринулись не дисциплинированные инквизиторы собора в серебряных одеждах, но орава оборванцев, мало отличающихся от его собственной армии. Они были вооружены не только мечами, но и рабочими топорами, вилами и всевозможными другими инструментами, обращёнными в оружие. Они орали, кричали и надвигались на поджидающих эдиремов будто бы с сильной яростью.

-Это не Триединое и не Собор. Это простые люди,- объявила Серентия то, что и так было понятно. Она приготовила копьё.- Этого не может быть! Должно быть, это иллюзия, чтобы сбить нас с толку.

Её предположение походило на правду, потому как творить иллюзии для обеих могущественных сект было так же естественно, как дышать. Ульдиссиан отбросил неуверенность и выбросил вперёд левую руку.

Область впереди взорвалась от волны звука, её сила сметала ряды нападавших так, словно они были пустым местом. Мужчины, – да и женщины, заметил Ульдиссиан, – взлетали в воздух, сталкивались с деревьями или исчезали в черноте джунглей. Умирая, они кричали, от чего у Ульдиссиана холодок пробегал по коже, но что, однако, не воспрепятствовало ему ударить снова.

Серентия, которая стояла рядом с ним, прицелилась и бросила. Копьё пронзило насквозь одного человека и долетело до второго. Когда оба упали, окровавленное копьё вернулось к ней.

Да и остальные эдиремы не отставали. Вот вспыхнул очередной противник. Он натолкнулся на двух других и поджёг их. Втроём они создали сущий хаос в рядах своих товарищей, которые отчаянно пытались избежать хоть малейшего соприкосновения.

Повсюду сферы света поднимали людей в воздух и роняли их на их товарищей. Энергетические щупальца обвивали горла и затягивались, чтобы задушить.

Некоторые из методов обороны эдиремов казались простыми, например, луки, но и здесь применялась сила. Стрелы, направляемые волей лучника, ударяли мишени прямо в сердца.

У нападавших были свои лучники, но Ульдиссиану показалось странным, что они так долго не задействовали их. Но вот с вышины донёсся свист – первые стрелы наконец полетели в сторону эдиремов. Умение лучников противника было спорным, но защитников было так много, что они без сомнения не боялись промазать.

Не совершая даже жеста, Ульдиссиан взял стрелы под свой контроль. Они круто развернулись в сторону джунглей.

Одна за другой стрелы поражали тех, кто окружил лагерь. Ряд из шести человек упал разом, горло каждой жертвы пронзила стрела.

Засада стремительно превращалась в разгром, поскольку вряд ли хоть один эдирем получил хоть одну царапину. Щиты, которые Ульдиссиан научил создавать своих стражников, были непроницаемы для оружия смертных – его поразило то, что атакующие не учли этого. Они всё больше подтверждали видимость – то, что были простыми крестьянами, фермерами и т.п. Они относились к типу людей, которые должны были быть рады пополнить ряды эдиремов, а не вырезать их.

Однако они всё же пришли, их свирепость теперь граничила с отчаянием. В большинстве своём они были темнокожими, как тораджанцы и многие их собратья, но среди них было также несколько первых светлокожих жителей нижних земель, которых увидел Ульдиссиан, да таких светлокожих, что они могли бы сойти за ассенианцев, каким был лидер эдиремов. По слухам, они были из области, которая включала северную часть столицы, но за исключением Лилии, ложной Лилит, Ульдиссиану никогда не доводилось встречать подобных им в джунглях.

И всё же их похожесть на него не уберегла их от разделения участи своих более тёмных товарищей. Ульдиссиан отплатил им за засаду сотнями смертей. Тела уже стали складываться в безобразные и постыдные груды, а он всё ещё не имел понятия, как положить сражению конец. Нападавшие не собирались прекращать набег, а его люди, всецело уверенные в своей победе, не имели намерений останавливать то, что становилось настоящей бойней.

Позади него кто-то пробормотал слова на языке, который Ульдиссиан совсем не понимал. Сзади возникло тусклое свечение.

Один из мёртвых нападавших вскочил на ноги, словно марионетка, за верёвочки которой потянули. Поначалу страшная фигура как будто готова была атаковать эдиремов, но затем она развернулась к своим бывшим союзникам.

Второй труп, а затем и третий повторили действие. К ним присоединились ещё несколько.

Первый сделал шаг по направлению к врагу, и вида ходячего мертвеца оказалось по крайней мере достаточно, чтобы положить конец осаде лагеря. Сначала один, затем несколько, и, наконец, все атакующие развернулись и побежали в страхе. Они бежали без порядка и оглядки, их единственным намерением было избежать того, что, как они думали, было встающей армией упырей.

Некоторые из последователей Ульдиссиана послали шары пламени и стволы деревьев в отставших, но масштабы происшествия стали выявляться только сейчас. Область вокруг лагеря была усеяна телами, и ни одно из них не принадлежало эдиремам. Ликующие возгласы раздались в рядах защитников.

Ульдиссиан повернулся к Мендельну – это он бормотал на странном языке. Его брат выглядел так же мертво, как восставшие трупы, а в руках сжимал необычный кинжал, который выглядел так, словно был выточен из белого камня…или кости. Мендельн держал кинжал наконечником вниз. Это клинок был источником зловещего свечения.

Младший брат перевернул клинок и произнёс единственное слово.

Со стороны джунглей донёсся глухой стук. Ульдиссиан оглянулся и увидел, что ожившие мертвецы падают жуткими кучами среди других тел. Некоторые эдиремы инстинктивно применяли символы Триединого либо Собора – старые привычки с трудом забываются даже пред лицом ужасной правды, касающейся обеих сект.

-Я должен был что-нибудь предпринять,- тупо заметил Мендельн.- Это начало превращаться в трагедию и недостойное дело.

-Они напали на нас. Устроили засаду, если помнишь,- и всё же Ульдиссиан не мог винить своего брата в том, что тот остановил резню, пусть даже жертвой был враг.- Они получили то, что заслуживали.

-Возможно…

Ульдиссиан узнал этот тон и обнаружил, что раздражается всё больше и больше.

-Они могут выглядеть, как мы, но не поддавайся обману, Мендельн. Если это и не Триединое, значит, приспешники Инария.

-Жаль, что мы не можем допросить хотя бы одного из них,- заметила Серентия, толкая тело.- А эдиремы стали хороши, Ульдиссиан. Ни одного живого не осталось.

-И не должно было остаться,- теперь Ульдиссиан сам испугался своего тона, хотя бы его холодности.- Но да, было бы хорошо, если бы кто-то мог нам рассказать, как дошло до этого. У них была сила, которая помогла им укрыться; значит, либо демоны, либо ангелы. Но сражались они как фермеры и ремесленники…- он вдруг понял позицию Мендельна.- Это бессмысленно. Они должны были знать, что мы порвём их в клочья. Уже распространился слух о том, что мы сделали в Торадже и других городах с Триединым…

-Может быть, я?..

Это его брат, похоже, был готов внести предложение касательно правды, стоящей за нападением, которое встревожило Ульдиссиана больше, чем он показал.

-Что?

Мендельн говорил низким голосом, потому что другие эдиремы всё ещё стояли в ожидании приказов.

-Позволь мне минутку побыть… с побеждёнными… чтобы отобрать. Потом прикажи другим начинать уборку тел для сожжения или погребения.

-Отобрать?- лицо Серентии побелело.- Что ты имеешь в виду под «отобрать»? Отобрать для чего?

-Ну конечно, для допроса.

Лицо Ульдиссиана оставалось непроницаемым, пока он быстро отдавал своим последователям приказ начинать разбираться с мёртвыми. Затем он шёпотом добавил, обращаясь к брату:

-Иди прямо сейчас. Подбери двоих…только двоих. Я помогу тебе перенести их туда, где нам не помешают.

-Могут попасться те, которые ничего не знают. Было бы лучше, если бы я мог взять чуть больше…

-Двоих, Мендельн! Двоих. Просто скажи остальным, чтобы не трогали пару. И не более того.

Человек в чёрном сделал короткий вздох.

-Как скажешь. Тогда мне лучше идти сейчас, пока большая часть мертвецов ещё на поле.

Серентия подождала, пока Мендельн отошёл на достаточное расстояние, чтобы не было слышно, и наконец сказала:

-Ульдиссиан, я люблю его как друга, почти как брата, но я волнуюсь за него. Это неправильно – всё это увлечение заклинаниями, касающимися мёртвых.

-Я и сам этому не рад, но он никогда ничего не сделал во зло. Он спас многих из нас, в том числе меня.

-И он вернул мне Ахилия, пусть на несколько мгновений,- её глаза увлажнились.

-Я продолжаю приглядывать за Мендельном, не сомневайся. Если он – или этот проклятый Ратма – сделают что-то, что покажется мне перебором, я этого так не оставлю, Серри. Не оставлю. Даже из-за родного брата.

Он имел это в виду даже больше, чем она предполагала. Если учения Мендельна доведут его до чего-то мерзкого – в настоящий момент Ульдиссиан не осмеливался подумать, что это может быть, – то старший сын Диомеда проследит за тем, чтобы младший остановился.

Если понадобится, навсегда. У Ульдиссиана не будет выбора.

Намерения Мендельна никак нельзя было полностью скрыть, но Ульдиссиан и Серентия сделали всё возможное, чтобы занять внимание эдиремов, пока брат выберет два трупа. Когда Мендельн сделал это, Ульдиссиан помог ему скрыть тела с глаз остальных. Серентия осталась проследить за тем, чтобы никто не задавался вопросом, где находятся братья.

-Вот здесь точно дело пойдёт,- наконец решил младший брат. Сначала они оттащили тела от лагеря, а затем по одному перенесли их в место, где, по мнению Мендельна, он мог лучше справиться с работой. Они стояли на небольшом открытом участке где-то в десяти минутах ходьбы от лагеря – на взгляд Ульдиссиана, всё ещё слишком близко. Неподалёку тёк ручей, и широкие раскидистые деревья опоясывали место. Густые джунгли хорошо укрывали их от глаз эдиремов, хотя некоторые из наиболее чувствительных, быть может, и заметили тревожащую энергию, которая окружала Мендельна. С этим, к несчастью, ничего нельзя было поделать, поскольку брат уже предупредил его, что любая попытка окружить щитом их работу помешает допросу.

Мендельн торжественно разместил тела друг рядом с другом. Правые руки были положены на сердца, а левые – на лбы.

-Это ещё зачем?- невольно вырвалось у Ульдиссиана.

-Ратма и Траг’Оул научили меня, что душа соприкасается одновременно с разумом и сердцем. Я хочу призвать души эти двоих, а это усиливает зов. Это необязательно делать, но это должно упростить задачу…ведь я знаю, что ты хочешь, чтобы я закончил как можно быстрее.

-Да, желательно.

Кивнув, Мендельн снова выставил костяной клинок. Ульдиссиан мог чувствовать его необычность, словно он не совсем был из этого мира. Это претило Ульдиссиану, однако он знал, что клинок принёс благо ему и его людям. Мендельн заставил умереть – вновь – сотни морлу во время последней великой битвы против воинов Триединого. Столько жизней было спасено благодаря ему…

И всё же Ульдиссиан ничего не мог поделать – он испытывал отвращение в присутствии кинжала. Кинжал имел дело со смертью и тем, что лежало за пределами смерти, а в это ни один человек не должен никогда вникать.

С клинком наконечником вниз Мендельн навис над грудью первого тела. При жизни это был мужчина средних лет, по всей вероятности, фермер, прямо как Ульдиссиан. Лысеющий, с брюшком, но сильными плечами и руками, он, казалось, просто прилёг поспать.

Мендельн установил наконечник клинка прямо над сердцем. У Ульдиссиана спёрло дыхание, но его брат начал лишь чертить руны на груди, руны, которые оживали во вспышке белого света, перед тем как, успокаиваясь, покрыться тусклым серебром. Всего Мендельн начертил пять рун.

После этого человек в чёрных одеждах повторил то же действие на лбу, только руны были другими. Тогда Мендельн перешёл ко второму телу, которое принадлежало девушке каких-нибудь двадцати лет от роду. Она была худая, со строгим лицом, но, по мнению Ульдиссиана, всё ещё слишком молодая, чтобы участвовать во всём этом. Является ли она на самом деле тем, кем кажется, подумалось ему. Если да, то необходимо срочно узнать, кто ещё причастен к этому.

-Ульдиссиан, сделай, пожалуйста, шаг назад,- когда старший брат послушался, Мендельн встал в ногах у трупов. Теперь он держал клинок наконечником вверх. Раздались слова на таинственном языке, которому при помощи магии обучил его Ратма и от которых у Ульдиссиана волосы поднялись на затылке.

Над двумя телами произошли небольшие всполохи магической энергии. Не прерывая чтения, Мендельн встал на колени. Затем он дотянулся наконечником клинка до кисти руки, приложенной к сердцу мужчины.

Ульдиссиан испугался, увидев, что кинжал начертил тонкую линию крови. Крови он больше не ожидал. Правда, прежде чем он успел что-нибудь вставить, Мендельн повторил действие с рукой девушки. Странное дело, но светящийся кинжал был незапятнанным, когда Мендельн отнял его.

Брат Ульдиссиана произнёс что-то ещё и стал ждать. Ждать пришлось недолго. Над телами внезапно образовался туман, который отнюдь не мог быть естественным. Из него вышли завитки, некоторые из которых ринулись к окровавленным рукам.

Кровь как раз начала собираться над ладонями, сокращаясь в объеме, словно стремительно высыхала – или поглощалась чем-то.

-Мендельн…

Снова бормоча, его брат махнул ему рукой в знак того, что нужно замолчать. Всё больше крови растворялось, пока не осталось ничего кроме открытых порезов.

И когда последние капли крови исчезли, туман начал принимать форму – нет, две формы.

Одна принадлежала мужчине, вторая, вероятно, девушке.

Братья стояли молча, Ульдиссиан полагался на указания Мендельна. Неясные формы слились чуть сильнее, что, судя по всему, раздражало младшего брата.

-Должно было выйти лучше,- корил Мендельн сам себя.- Они должны были стать более различимы, больше похожи на себя живых!

-Они же могут отвечать нам?- вмешался Ульдиссиан, желая положить этому конец.- Разве не это нам нужно?

-В первую очередь это,- признав это, Мендельн покачал головой при виде такого «успеха», а затем указал наконечником кинжала на тень мужчины.- Под каким именем тебя знают?

Сначала было только шипение ветра, но затем шипение превратилось в слова.

«Хадин…Хадин…»

Довольный этим результатом, Мендельн продолжил:

-Откуда ты родом?

«Т-Тораджа…Тораджа…»

-Тораджа?- Ульдиссиан нахмурился.- Так далеко отсюда?

-Да, согласен, расстояние немалое,- у духа младший брат спросил.- Каково было твоё призвание? Был ли ты приверженцем Триединого?

Последовало некоторое колебание, словно вопрос Мендельна показался тени сложным. Затем был ответ:

«Я обрабатывал землю и выращивал на ней пшеницу…до меня так делал мой отец, до него мой дед, до него…»

-Хватит! Ответь теперь про Триединое! Был ли ты его приверженцем?

«Нет…»

-Мендельн, он, должно быть, врёт; зачем иначе ему идти в такую даль с такими тёмными намерениями?

Пожав плечами, Мендельн спросил у духа:

-Зачем ты с другими напал на нас, если не служишь Триединому?

Снова момент колебания…затем ответ:

«Чтобы спасти землю…чтобы спасти весь Кеджан…»

Этот ответ показался Ульдиссиану абсурдным.

-Он хотел спасти весь Кеджан…от нас? Это мы пытаемся спасти всех!

-Погоди, погоди,- несмотря на такой ответ брату, Мендельн, очевидно, тоже не понял ответа тени. Мендельн потёр подбородок, затем повернулся к женской фигуре.

-Ты. Какое имя носила ты?

«Видриси…»

-И что, ты тоже пришла, чтобы спасти Кеджан от тех, кто в лагере?

Ответ был столь же незамедлительным, сколь и диким:

«Да…»

Прежде, чем Ульдиссиан успел снова встрять, Мендельн спросил у духа Видриси:

-Что навело тебя на такую мысль? Что заставило тебя присоединиться к остальным?

«Мы знали…мы знали, что должны были сделать…»

-Да нет, не то! Я спросил…я спрашиваю…кто первым предложил это?

Тень не ответила. Вообще-то, оба духа потеряли большую часть той немногой различимости, которую имели. Мендельн быстро начал бормотать новые неразборчивые слова.

-Что такое?- вопросил Ульдиссиан.- Что не так?

-Не сейчас!- его брат прочертил в воздухе несколько символов, целясь в основном на женскую тень. Её фигура снова определилась, и на этот раз она была чётче.

Но дух Хадина снова стал простым туманом, который вскоре рассеялся. -Одного потерял,- сердито признал Мендельн.- Но она всё ещё привязана к заклинанию,- на духа он рявкнул.- Кто подстегнул вас на битву? Кто первым выбрал этот путь?

Поначалу не было ответа, но тень Видриси и не исчезла. Мендельн начертил больше рун и произнёс больше слов.

Наконец:

«Я помню…Я помню миссионера…он сказал, такая трагедия…то, что натворили фанатики…скольких невинных они вырезали…»

-Невинных?- выпалил Ульдиссиан.- Это Триединое что ли?

«Скольких невинных…оказавшихся между злыми фанатиками и вероломным Триединым… Я помню, как скорбел миссионер…и чаял, чтобы что-нибудь можно было сделать…»

-Хватит,- приказал Мендельн духу. Тень затихла, но не ушла.

Братья переглянулись – ответ теперь был известен обоим.

-Ратма предупреждал, что его отец будет ходить по пятам и направлять события в угодное ему русло,- напомнил младший брат.

Ульдиссиан бросил на Мендельна острый взгляд, хотя он отнюдь не был сердит на брата за то, что тот снова поднял этот вопрос. Скорее, он гневался на себя за то, что недооценил, насколько хитроумным и дотошным может быть Инарий.

-Ангел обращает всех против нас, не так ли, Мендельн? Где бы мы ни воевали, его «миссионеры» прибывают после, заботятся о раненных, кормят голодных и вбивают им в головы, какое мы зло!

-Как мы ни пытались, а всё же наши руки не совсем чисты. Инарий без сомнения преувеличил эти печальные факты, пока они не затмили для выживших всё остальное.

Ульдиссиан не мог сдержать ругательства. Не в знак отрицания того, что сказал Мендельн. Ульдиссиан-то думал, что хотя бы оставил Тораджу и другие места понимающими то, чем на самом деле являются Триединое и Собор. Они не ожидал, что те, кто остался позади, будут вспоминать с любовью его и его последователей, но хотя бы с некоторым уважением.

Но природа человека, осознал он, всегда оставляет почву для подозрений, и слуги Пророка удобрили эту почву хорошо.

Сильное жжение поднялось в нём. Оно возникло так быстро и так яростно, что превозмогло здравый смысл Ульдиссиана. Он увидел, каким дураком он был, что подумал, будто Инарий позволит ему управлять событиями. С чего бы ангел стал награждать этим смертного врага? Одним хитрым ходом Инарий уже почти выиграл битву. Способность пробудить в простых жителях такую целенаправленную ярость, что они будут готовы преодолеть суровые джунгли, чтобы воевать с тем, кого считают могучими врагами, была силой, которая вызвала смятение в Ульдиссиане.

Жжение усиливалось. Ульдиссиан боле не мог сдержать его.

Он уставился на трупы.

Мендельн как раз вовремя отскочил в сторону. Вокруг тел поднялось пламя, в считанные секунды обратившее их в пепел. Пламя поднялось высоко, пожирая ближайшие деревья. Округу быстро охватил пожар, который питался от раздражения Ульдиссиана.

Со скорбным стоном тень девушки рассеялась. Кто-то схватил Ульдиссиана за рукав, но ему понадобилось время, чтобы понять, что это его брат и что он кричит ему на ухо:

-Ульдиссиан, ты должен остановиться! Остановись, пока все джунгли не спалил!

Но он не хотел останавливаться, ибо, чем большую область охватывало пламя, тем лучше он себя чувствовал. С некоторым презрением он оттолкнул Мендельна.

Затем что-то твёрдое ударило ему в грудь, и новая боль охватила его. Ульдиссиан взглянул вниз и увидел, что в грудь глубоко зарылась стрела. Его разум мимоходом отметил, что это не простая стрела, а стрела знакомая.

Это была стрела, покрытая грязью.

Ульдиссиан повалился.

***
Убийца нырнул в густую листву джунглей с изяществом, достойным быстрейшего из хищников. Он был в движении ещё до того, как выстрелил. Не то чтобы он хотел остаться неузнанным. Они узнают его и так, хотя бы по одной стреле и по грязи на ней.

Ахилий бежал. Не потому, что хотел, но потому, что это он него требовалось. Он выстрелил, как ему было приказано, но этим дело не кончалось. Ничуть.

Ещё ведь была Серентия…

Он со своими плавными ястребиными чертами считался красивым мужчиной в дни, когда это имело значение. Светловолосый и выносливый, как и пристало хорошему охотнику, и не менее стремительный Ахилий был предметом вожделений многих девиц вокруг деревни Серама. Его глаза, однако, были устремлены к одной. В те дни ему приносило такую печаль то, что вместо него Серентия выбрала Ульдиссиана.

Смерть всерьёз изменила его точку зрения.

Он остановился, чтобы прислушаться, опершись белой, как полотно, рукой на ближайшее дерево. Убедившись, что не слышно звуков погони, Ахилий по старой привычке потёр в задумчивости подбородок. Это обратило его взгляд, который не замечал разницы между днём и ночью, на частички грязи, которые покрывали его кожу на тыльной стороне ладони.

Внезапно охваченный гневом, он выронил лук и стал тереть грязь. Хотя он чувствовал, как она отходит, рука не становилась чище, ровным счётом как и та, какой он тёр. Ахилию не нужно было видеть своё лицо, чтобы знать, что с ним ситуация так же. Всё его тело и даже его зелёно-коричневый наряд охотника были запачканы, почти как если бы он недавно выкопал себя из могилы. Сколько он себя ни чистил, всегда находилось больше частичек, больше кусочков земли.

Теперь положение его было ещё хуже: нужно было отчистить не только плоть, но и разум.

Он только что прострелил своего лучшего друга, и хотя сам он не хотел этого, это ничуть не умаляло его грех. Приказ отдал другой, но у Ахилия кишка оказалась тонка отказаться. Он подобрал время, прицелился и, как ни кричал его разум о том, что нужно не стрелять либо промахнуться, Ахилий повиновался своему господину.

Подняв свой лук, лучник снова оглянулся. Он увидел освещение то ли от огня, который создал Ульдиссиан в своём гневе, то ли просто от лагеря – это было неважно. Нужно было бежать дальше.

«Но куда я бегу? Куда?».

На это у него был только один вариант, но о нём было страшно даже думать. Ахилий будет бежать, пока не исчезнет всякая возможность, что его найдут. Не дальше. Было приказано оставаться неподалёку, но не слишком. В конце концов, Серентия была следующей. Следующей…

Подавленный этой жуткой мыслью, охотник попытался закричать, но ни звука не вырвалось из него. Разумеется, это было никак не вязано с зияющей давнишней дырой на месте горла. Магия, которая оживила его, наделила его и голосом тоже, но голос этот украл, во всяком случае, на данный миг, тот, кто захватил над ним полную власть.

Так что Ахилию ничего не оставалось, кроме как возобновить бег. Его темп до смерти изнурил бы самого сильного оленя и коня, но без необходимости дышать ему было нетрудно продолжать суровый путь.

Ахилий обегал деревья, проскальзывал в узкие лазейки и перепрыгивал через стволы с лёгкостью, какую не демонстрировал даже при жизни.

И всё же он не мог почувствовать ни малейшего дуновения. Даже этой малой отдушины он был лишён.

Затем ни с того ни с сего охотник остановился. Это произошло не по его воле, и внезапность действия чуть не заставила его упасть. Однако он знал, что́ означает чрезвычайная остановка. Он достиг своего незримого предела. Чтобы убедиться в этом, Ахилию достаточно было оглянуться и увидеть, что свечение пропало из виду.

Чего смерть не возбраняла ему, так это крепких и сочных высказываний. Теперь, когда он был достаточно далеко и потому снова мог говорить, Ахилий от души выругался. Звук не донесётся ни до кого рядом с Ульдиссианом, и его вообще вряд ли кто-то услышал за исключением нескольких животных, но это была одна из немногих вещей, которая помогала ему почувствовать себя почти живым.

Но едва он успел закончить, как перед ним появился яркий неестественно-синий свет. Ахилий ругнулся ещё раз. Он попытался подготовить выстрел, хотя и знал, что от стрелы не будет никакого проку.

Посреди света появилась фигура в серебристо-голубом нагруднике и с крыльями, которые были завитками энергии. Остальное оставалось неразличимо.

-Я выполнил…твой…вонючий приказ…- прокряхтел охотник.- Теперь дай мне умереть…

ПОДОЙДИ…- приказала бесплотная фигура, подманивая одной ладонью в печатке.

-Я выполнил твою проклятую работу!- стоял на своём Ахилий. Он поднял лук и навострённую стрелу.- Этим я убил своего лучшего друга – моего брата во всём, кроме крови,- лучник резко рассмеялся.- Кровь…теперь он в крови…

Но крылатая фигура не выказала и тени сочувствия. Отчаяние Ахилия наконец побудило его прицелиться и выстрелить. Стрела пролетела как раз там, где он хотел, прямо над нагрудником, где должно было находиться горло.

Но как случилось и в прошлый раз, когда он пытался убить своего притеснителя, древко пролетело целиком насквозь, не останавливаясь. Ахилий издал ещё одно проклятье; и этот самый злодей некогда заколдовал его стрелы так, чтобы они могли убить огромного демона с щупальцами по имени Тонос. Они также остались заколдованными, так что могли пробить любое защитное заклинание, каким бы ни был окружён Ульдиссиан.

И вот Ахилий понадеялся, что, быть может, они сработают так же и против крылатой фигуры.

Словно ничего не произошло, дух в броне повторил свой приказ:

ПОДОЙДИ…МЫ ЕЩЁ ОТНЮДЬ НЕ ЗАКОНЧИЛИ.

Для Ахилия это могло означать только одно.

-Нет, только не её! Не Серентию…

Супротив его воли его рот внезапно плотно закрылся. Ноги повели охотника вперёд сами по себе. Таким же образом опустились его руки. Лук повис в одной руке, совершенно никчёмный.

Не в силах сделать ничего, кроме как подчиниться, восставший из мёртвых лучник последовал за ангелом в чащу джунглей.

Конец второй главы



Только для ознакомительного чтения. Все права на книгу принадлежат её автору и компании Blizzard Entertainment.
Автор: Ричард Кнаак (перевод D@mmy)
Комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация | Вход

Diablo III

Разработчик: Blizzard Entertainment
Издатель: Activision
Дата выхода:
Европейская версия - 15 мая 2012
Русская версия - 7 июня 2012 Официальный сайт: www.diablo3.com
Вики Галерея Видео Статьи Файлы Форум Ссылки Контакты
Поделись новостью!

MineCraft - креативные эпичные проекты, идеи для построек

Комментарии

Галерея

Арты Персонажей
Добавлено 21.02.2011
В высоком разрешении »
Скриншоты
Добавлено 26.02.2011
В высоком разрешении »
Арты Локаций
Добавлено 14.10.2010
В высоком разрешении »
Скриншоты
Добавлено 26.02.2011
В высоком разрешении »

Сейчас на сайте:

Всего: 1
Блуждающих духов: 1
Зарегистрированных: 0

Опрос

А вы какую версию игры предпочитаете?
Проголосовало: 371

Друзья и партнеры

Союз образовательных сайтов Diablo-3.eu Diablozone.net - самая полная информация об играх серии Diablo Diablo 3 дата выхода - Фан-сайт